Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Убийца

Александр Сергеевич Пушкин

Я подумала - а вдруг вы давно не перечитывали, и выкладываю - для себя и других.

I

Октябрь уж наступил -- уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад -- дорога промерзает.
Журча еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.

Collapse )
Убийца

Процесс. Псевдо-тюдоры.

Осваиваю новую машинку и ее вышивальные строчки. Комбинирую, ставлю эксперименты. Получается немного криво, зато миленько.
Завтра закончу псевдо-тюдоровский корсет и нижнюю юбку (без кринолинных колец, это еще предстоит купить), пока что - детальки.

Collapse )

Всем сонных котят )

Убийца

ХС 15+

Вечер Сентиментальных Историй от Сен-Жермен мл.: "Откуда у Гриффиндора гроб хрустальный? Он, наверное, из-под Панси Паркинсон, прекрасной и печальной девы, которая была помолвлена с Драко, с Теодором, с Роном, а потом её отравили и поцелуй не помог, то есть помог, но не совсем, она выпила цистерну кофе, и Гермиона Грейнджер, у которой был ребенок от Рона и которую убили наемные убийцы, пришив, свалившись с неба, пила на нее оборотку, проникла в Хогвартс и убила... собаку! Нет, старосту Слизерина, собаку убила сосулька."

Пароль на гостиную: "Сентиментальная История". Сама придумала, сама забыла и все время стояла под дверьми, просясь внутрь, с жалобным "Это я, Сен-Жермен!"

Странный мутант: Сэндяка.
Убийца

Лытдыбр.

Мне стыдно об этом писать, но мне еще лучше, чем было до того. Возможно, это просто отсутствие привычки отдыхать сказывается.
Я в Краснодаре. Тут полная луна, виноградник, гамак, светильник, согласное гуденье насекомых. Разговоры, воспоминания, откровенность, встречи раз в три года. И хо-ро-шоооо...
Убийца

Звёзды сложились.

Праздник на нашей улице переходит к своей кульминации.
Из моих краёв можно наблюдать новую звезду в созвездии Дельфина, чем я сегодня и собираюсь развлекаться.
Чувствую себя героем пионерских фильмов про каникулы, которые смотрела в детстве!
Убийца

Жара

Кто хотя бы раз замирал на часы без движения, пропуская жару сквозь себя, тот поймёт, что каждая пустынная ящерица - потенциальный дракон.
Убийца

Три летние недели 2013 года.

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела -
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятья невозможны, ни измена!
-
Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных -
лишь согласное гуденье насекомых.
-
Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он - деловит, но незаметен.
Умер быстро - лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним - легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.
-
Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далёко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники - ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.
-
Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела -
все равно что драхму требовать от кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я - не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.
-
Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины".
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им...
Как там в Ливии, мой Постум, - или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?
-
Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.
-
Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.
-
Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце,
стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке - Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Бродский.
Убийца

Мартиновка. Слуга двух господ.

Вся игра прошла у меня под знаком двух слуг: Труффальдино из "Слуги двух господ" и Тристана из "Собаки на сене".
Труффальдино пытался выкрутиться сам, был на побегушках в Дорне и Штормовом Пределе, устраивал судьбу скрывающегося наследника Хорнвуда и Чаячьего города. Тристан же, узнав о стремлении семейства Сван отравить леди Дорнийских Марок, предлагал свои услуги и делал всё, чтобы ничего плохого не случилось, а Сванов кормил обещаниями и немного жалел.
Могла бы сыграться и линия Миледи Винтер (меня радует Винтер на Мартине), но увы.